avangard-pressa.ru

Память, память, веди меня в детство - Музыкология

Где аул примостился у гор,

Где тревожное детское сердце

В тесной сакле живет до сих пор!

Детство! Как я тебя обижала:

Не ценила ни слез, ни затей...

Тропкой дней от тебя убежала

В мир серьезных и взрослых людей.

Дни поспешнее стали, короче.

Я не знала, не знала тогда,

Что бывают бессонные ночи

И что сердце болит иногда.

За окошком огни вереницей,

Все тропинки зима замела,

И слеза обжигает ресницы...

Я сегодня совсем не спала...

Разговор двух Душ

Ты и Я...

Ты моё дыхание...

Я вижу тебя в каждой капле дождя...

Ты рождаешь во мне ликование...

Ты моя Мечта...

Встречаю тебя во сне...

Ты яркая звезда та...

Ты солнышком даришь улыбку мне...

Знаешь,всегда чувствую ты со мной...

Ощущаю как ты всё время касаешься взглядом...

Я окрылён тобой...

Однажды ты будешь рядом...

И мы будем танцевать...

Я буду петь тебе...

А я подпевать...

Мы посадим сад на нашей земле...

Вместе построим дом...

Сделаем много Добра планете...

Ты и Я Одно........

Даже кошка со мною в ссоре,

Даже снег опоздал на час.

Я хотела сказать вам море...

Море нового... не про нас,

Что сегодня взорвали в Ираке,

Кто сегодня уехал в Гонконг...

Только вы в таком розовом мраке,

Только вы в таком черненьком фраке,

Вам, наверно, не нужен никто.

Даже солнце сегодня светило,

Даже вы не пришли на обед,

Только мне как-то радостно было

В мои с лишним семнадцать лет.

Ноябрь 2003 Карима Умм Саад

Деревья, только ради вас,

И ваших глаз прекрасных ради,

Живу я в мире в первый раз,

На вас и вашу прелесть глядя.

Мне часто думается,- бог

Свою живую краску кистью

Из сердца моего извлек

И перенес на ваши листья.

И если мне близка, как вы,

Какая-то на свете личность,

В ней тоже простота травы,

Листвы и выси непривычность.

Всего и надо, что вглядеться,- боже мой,

Всего и дела, что внимательно вглядеться,-

И не уйдешь, и никуда уже не деться

От этих глаз, от их внезапной глубины.

Всего и надо, что вчитаться,- боже мой,

Всего и дела, что помедлить над строкою -

Не пролистнуть нетерпеливою рукою,

А задержаться, прочитать и перечесть.

Мне жаль не узнанной до времени строки.

И все ж строка - она со временем прочтется,

И перечтется много раз и ей зачтется,

И все, что было с ней, останется при ней.

Но вот глаза - они уходят навсегда,

Как некий мир, который так и не открыли,

Как некий Рим, который так и не отрыли,

И не отрыть уже, и в этом вся беда.

Но мне и вас немного жаль, мне жаль и вас,

За то, что суетно так жили, так спешили,

Что и не знаете, чего себя лишили,

И не узнаете, и в этом вся печаль.

А впрочем, я вам не судья. Я жил как все.

Вначале слово безраздельно мной владело.

А дело после было, после было дело,

И в этом дело все, и в этом вся печаль.

Мне тем и горек мой сегодняшний удел -

Покуда мнил себя судьей, в пророки метил,

Каких сокровищ под ногами не заметил,

Каких созвездий в небесах не разглядел!

Николай Асеев

* * *

Стихи мои из мяты и полыни,

Полны степной прохлады и теплыни.

Полынь горька, а мята горе лечит;

Игра в тепло и в холод — в чет и нечет.

Не человек игру ту выбирает —

Вселенная сама в нее играет.

Мои стихи — они того же рода,

Как времена круговращенья года.

Иколай Асеев

* * *

Что такое счастье? Соучастье

В добрых человеческих делах,

В жарком вздохе разделенной страсти,

В жарком хлебе, собранном в полях.

Да, но разве только в этом счастье?

А для нас, детей своей поры,

Овладевших над природой властью,

разве не в полетах сквозь миры?!

Безо всякой платы и доплаты,

Солнц толпа, взвивайся и свети,

Открывайтесь, звездные палаты,

простирайтесь, млечные пути!

Отменяя летоисчисленье,

Чтобы счастье с горем не смешать,

Преодолевая смерть и тленье,

Станем вечной свежестью дышать.

Воротясь обратно из зазвездья

И в слезах целуя землю-мать,

Мы начнем последние известья

Из глубин вселенной принимать.

Вот такое счастье по плечу нам —

Мыслью осветить пространства те,

Чтобы мир предстал живым и юным,

А не страшным мраком в пустоте.

Наши страсти непонятно странны,

Разговоры гибельны для нас.

Ты была красивой и желанна.

Это я, признаюсь, был не прав.

И слова просились, но молчали губы,

Только взгляды, словно взмахи шпаг.

Я догадывался, что погубят

Они совесть в лучших из атак.

Ты хотела быть в числе из первых,

Обращала взгляды на себя,

И играла на последних нервах,

И считала, что опять права.

Ты сильна, губительна, желанна.

Рядом быть — страдая, умирать.

Удивляюсь, как бывает странна

Эта жизнь, где нечего терять.

Райнсбергарчу т1ай т1ехь

М.

Индаг1аш - царна а ма деза вовшийн,

Бесачу, даима шийлачу царна,

Амма шаьш кхоьллина цхьа малх д1абовш бен,