avangard-pressa.ru

Паломничество мусульман во главе с Абу Бакром - Религия

Пророк после этого находился в Медине в течение оставшихся дней месяца рамадана, месяцев шавваля и зу аль-каады. Потом послал Абу Бакра возглавить паломничество мусульман в девятом году. А язычники сохранили свои права на совершение паломничества, как и раньше. Абу Бакр во главе мусульман отправился в паломничество. В это время была ниспослана сура «Бараа» (т. е. 9-я сура ат-Тауба — «Покаяние») о расторжении взаимного договора между Пророком и язычниками, заключенного между ними в том, что никому не будет воспрещено приходить к Каабе и никто не должен бояться в запретные месяцы. Это было общее обязательство, заключенное между ним и язычниками. Помимо этого, были также особые договора, заключенные между Пророком и арабскими кочевыми племенами на определенные сроки. В этой суре говорилось о договоре, а также о лицемерах, не принявших участия в походе на Табук, об их разговорах, в ней Аллах раскрывает тайные мысли людей, называя одних из них и не называя других. В ней Аллах говорит: «Отречение Аллаха и Его посланника от тех язычников, которые заключили с ним договор (т. е. от общего договора с язычниками): в течение четырех месяцев путешествуйте по этой земле и знайте, что вы не уйдете от Аллаха и что Аллах посрамит неверных. Объявление от Аллаха и Его посланника людям в день Великого Паломничества, что Аллах отрекается от своих обязательств перед язычниками; а также и Его Посланник (т. е. после этого сезона паломничества)». Если вы раскаетесь, то это будет для вас лучше; а если отвернетесь, то знайте, что вам не уйти от Аллаха. Сообщи неверным весть о мучительном наказании, за исключением тех из многобожников, с которыми вы заключили договор. (То есть особый договор, заключенный на определенный срок.) Тогда пусть они не нанесут вам никакого ущерба и никому не будут помогать против вас; вы тоже исполняйте договор, заключенный с ними в течение его срока. Аллах любит богобоязненных. Когда же кончатся запретные месяцы (т. е. четыре месяца — срок, установленный им для них), тогда убивайте многобожников, где бы вы их ни нашли, хватайте их, осаждайте их, устраивайте им засады повсюду. Но если они обратятся с раскаянием, будут совершать молитву, будут давать закят — очистительную милостыню, то освободите им путь: Аллах — Прощающий, Милосерден. А если кто-нибудь из многобожников попросит у тебя защиту для себя, то возьми его под свою защиту, чтобы он услышал слово Аллаха, затем доведи его до безопасного места: это потому, что они люди незнающие».

Далее сказал: «Как может у Аллаха и Его Посланника быть договоренность с многобожниками, кроме тех, с которыми вы заключили договор у запретного мольбища». Это были племена из Бану Бакр, вошедшие в договор, заключенный с племенем Курайш в аль-Худайбии на срок, согласованный между Пророком и курайшитами. Расторжение договора не касалось только этих племен курайшитов, а также Бану ад-Дайль из Бану Бакр ибн Ваиль, включенных в договор с курайшитами. Аллах велел соблюдать договор с теми племенами Бану Бакр, которых не касалось расторжение договора. «Как они были справедливы к вам, так и вы будьте справедливы к ним: Аллах любит благочестивых». Затем Всевышний сказал: «Как может быть, когда они, если берут верх над вами (то есть многобожники, которым не определен срок в общем договоре с язычниками), не соблюдают ни клятвы, ни обязательств? Устами своими они высказывают расположение к вам, тогда как сердца их отказываются от этого. Большинство их — нечестивцы. Они ничтожной ценой оценили аяты Аллаха и удалились от Его пути: как дурно то, что они делали! В отношении верующего они не соблюдают ни клятв, ни обязательств: они проявляют враждебность. А если они обратятся с покаянием, будут совершать молитву; будут давать занят — очистительную милостыню, то будут вам братьями по вере. Мы излагаем эти аяты ясно для людей понимающих».

Передал мне Хаким ибн Хаким ибн Аббад ибн Хунайф рассказ Абу Джафара Мухаммада, сына Алия, который говорил: «Пророку снизошло разрешение на расторжение договора, когда он уже послал Абу Бакра ас-Сиддика во главе мусульман для совершения паломничества. Пророку сказали: «О Посланник Аллаха! Может, ты пошлешь это разрешение (имеется в виду сура «ат-Тауба» — «Покаяние») Абу Бакру?» Он сказал: «Это может сделать только один из членов моей семьи». Потом вызвал Алия ибн Абу Талиба и сказал ему: «Поезжай с этим рассказом из начала суры «Разрешение» и сообщи людям в день жертвоприношения, когда они соберутся в Медине, что в рай не войдет неверный, после этого года язычник не совершит паломничества, не будет обходить Каабу голым; а кто имеет договоренность с Посланником Аллаха, то она действует в течение установленного ему срока».

Али ибн Талиб поехал на верблюдице Пророка, догнал Абу Бакра в пути. Увидев его на дороге, Абу Бакр спросил: «Начальником или подчиненным?» Ответил: «Подчиненным». Потом они поехали вместе. Абу Бакр совершил паломничество во главе мусульман. А арабы между тем совершали хадж по своим обрядам, как совершали во времена язычества. Когда наступил день жертвоприношений, Али ибн Абу Талиб огласил людям то, что велел ему Посланник Аллаха. Он сказал: «О люди! В рай не войдет неверный, не совершит паломничества после этого года многобожник, не будет обходить Каабу голым; а кто имеет договоренность с Посланником Аллаха, то она действует в течение установленного ему срока». Был дан людям срок — четыре месяца со дня их извещения, чтобы каждый народ вернулся в свое убежище или в свою страну. После этого срока для язычника нет ни договора, ни защиты, кроме того, у которого была договоренность с Посланником Аллаха на определенный срок, — эта договоренность сохраняется на весь срок. И не совершил после этого года паломничество ни один язычник и не обходил Каабу ни один голый. Затем Абу Бакр и Али вернулись к Посланнику Аллаха.

Это было отречение от заключенного с язычниками общего договора и договора, заключенного на определенный срок.

Потом Аллах приказал своему посланнику начать священную войну — джихад — против многобожников, нарушивших особый или частный договор, а также против тех, с кем был заключен общий договор, по истечении четырех месяцев. Но и в течение этого срока будет убит всякий выступивший против мусульман язычник. Аллах сказал: «Как не воевать вам с людьми, которые нарушили свою клятву, умыслили изгнать Пророка? Они сами первыми напали на вас. Их ли бояться вам? Больше всего вы должны бояться Аллаха, если вы верующие. Воюйте с ними: Аллах накажет их руками вашими и посрамит их, даст вам победу над ними и исцелит сердца людей верующих; изгонит гнев из сердец их; Аллах простит того, кого хочет: Аллах — всезнающ, мудр. Неужели вы думаете, что вы будете оставлены, тогда как Аллах знает тех из вас, которые воевали ревностно и в искренние друзья себе не брали никого, кроме Аллаха, Посланника Его и верующих? Аллах знает то, что Делаете вы» (9:13-16).

Потом, напомнив слова курайшитов: «Мы жители святыни, снабжаем паломников водой, следим за состоянием храма, и мы самые лучшие», сказал: «За мечетями Аллаха следят те, которые веруют в Аллаха и в Судный день, совершают молитвы, дают очистительную милостыню, боятся одного только Аллаха: может быть, эти люди станут праведными». Далее Всевышний сказал: «Разве вы сделали снабжение водой паломников, обитание в Запретной мечети равным тому, кто уверовал в Аллаха, в Судный день, воевал на пути Аллаха? Они неравны перед Аллахом» (9:18—19). Далее следует рассказ до упоминания Хунайна о происшедших там событиях: об отступлении мусульман перед врагом, о ниспослании Всевышним Аллахом победы после того, как они отступили. Затем Всевышний сказал: «Многобожники — нечестивцы, они не должны приближаться к Запретной мечети после этого года. Если боитесь бедности, то вас обогатит Аллах от щедрот своих, если захочет: Аллах — всезнающий и всемудрый. Воюйте с теми, которые не веруют в Аллаха и в Судный день, не считают запретным то, что запретили Аллах и Его Посланник; и с теми из получивших Писание, которые не принимают истинной веры, до тех пор, пока не будут давать выкупа за свою жизнь, обессиленные, униженные. То есть этим будут возмещены ваши убытки от потери рынков» (9:28—29). Вплоть до слов: «Многие из священников и монахов тратят имущество людей на пустое и уклоняют их от пути Аллаха: тех, которые копят золото и серебро, не жертвуют ими на путь Аллаха, сообщи им о лютой муке». Потом упоминается отсрочка и то, что сделали арабы с этим. Отсрочка — это то, что разрешалось в запретные месяцы, и то, что разрешалось в разрешенные месяцы в виде исключения. Он сказал: «Число месяцев у Аллаха двенадцать месяцев, по книге Аллаха, с того дня, как сотворил Он небеса и землю. Из них четыре запретные: это неизменный устав; потому в течение их не делайте зла себе самим. (То есть: не делайте запретное в эти месяцы разрешенным и не делайте разрешенное запретным.) Перенос их на другие месяцы есть крайнее неверие; им вводятся в заблуждение только неверные: они считают его разрешенным в один год и считают запретным в другой год, чтобы приспособить себе то время, которое Аллах сделал запретным, и таким образом они делают разрешенным то, что Аллах сделал запретным. Они обольщаются дурными делами своими. Аллах не наставляет на путь праведный людей неверных» (9:36—37).

Потом упоминается Табук, о том, как медлили мусульмане, чтобы не участвовать в походе, как сочли непосильным для себя поход против византийцев, когда Пророк призвал мусульман пойти священной войной против них, лицемерие людей, когда Пророк призвал их к джихаду, затем они упрекаются за то, что привносили чуждое в ислам. Всевышний сказал: «О те, которые уверовали. Почему, когда вам было сказано пойти по пути Аллаха, вы уперлись в землю...» Далее следует рассказ до слов Всевышнего: «Он накажет вас мучительной казнью и заменит вас другим народом» и до слов Всевышнего: «Если вы не поможете ему, поможет ему Аллах, как было тогда, когда неверные изгнали его. Они были только вдвоем; вот они оба в пещере...» Далее Всевышний говорит своему Пророку, напоминая о лицемерах: «Если бы верная была добыча, а путь был бы легкопроходимым, то они наверняка последовали бы за тобой; но так как поход этот кажется им далеким, то они клянутся Аллахом: «Если бы могли, то выступили бы вместе с вами». Они губят самих себя: Аллах знает, что они лгут. Да простит тебя Аллах, зачем ты им разрешил остаться, пока не выяснилось, кто из них говорит правду, и пока ты не узнал, кто из них лжет». До слов: «Если бы они выступили вместе с вами, то они среди вас Увеличили бы только замешательство и спешили бы за вами, желая вызвать смуту, ибо среди вас есть люди, прислушивающиеся к ним» (9:38-47).

В числе знатных людей, которые просили разрешения остаться, были, как дошло до меня, Абдаллах ибн Убайй ибн Салуль и аль-Джадд ибн Кайс — они были знатными людьми в своем народе. Аллах их удержал от участия в походе потому, что он знал: если они выступят вместе с Пророком, то они внесут разлад в его войско, ибо в войске Пророка были люди, любящие их, готовые выполнить их призывы из-за уважения к ним. Поэтому Всевышний сказал: «Среди вас есть люди, прислушивающиеся к ним. Аллах знает неправедных. Они еще раньше хотели вызвать смуту (т. е. еще до того, как попросили у тебя разрешения остаться), старались расстроить дела твои, пока не пришла истина и не победило дело Аллаха, в то время как они противоборствовали. Некоторые из них говорят: «Уволь меня и не искушай меня!» Разве уже не впали они в искушение?» Как нам сообщили, эти слова сказал аль-Джадд ибн Кайс из Бану Салама, когда Пророк позвал его участвовать в джихаде против византийцев. Затем идет рассказ до слов Всевышнего: «Как только находят убежище или пещеру, или любое другое место, где можно спрятаться, они неудержимо бегут туда. Среди них есть такие, которые злословят о тебе из-за милостыни; а когда им дают что-либо из этих милостынь, то они довольны; а если не дадут им ничего из них, тогда они сердятся» (9:57—58).

Потом объяснил, что такое милостыня и кому она предназначена: «Милостыни только бедным, нищим, тем, кто их собирает, сердечно верным союзникам; на откуп рабов, для вошедших в долги, на походы по пути Аллаха, на путешественников, согласно уставу Аллаха: Аллах всезнающий, всемудрый» (9:60).

Потом упоминается лживость их слов, когда они осуждают Пророка. Всевышний говорит: «Среди них есть такие, которые осуждают Пророка и говорят: «Он — ухо (доверчив)! Скажи: он — ухо (доверчив) для вашего же блага: он верует в Аллаха и верит верующим. Верующим из вас — милость; а осуждающим Посланника Аллаха — лютая мука» (9:61—62). Как мне передали, эти слова сказал Набталь ибн аль-Харис из Бану Амр ибн Ауф, и о нем пришло это откровение, потому что он говорил: «Мухаммад — ухо (т. е. доверчивый), кто бы ни рассказал ему что-либо, он верит этому». Всевышний Аллах говорит: «Скажи: он доверчив для вашего же блага!»

Далее Всевышний сказал: «Они перед вами клянутся Аллахом, чтобы угодить вам; но больше всего они должны угождать Аллаху и Его Посланнику, если они верующие». Далее сказал: «Когда ты их спрашиваешь, они говорят: «Мы только забавлялись и шутили. Скажи: не смеетесь ли вы над Аллахом, Его аятами и Его Посланником?» До слов Всевышнего: «Если мы простим некоторым из вас, то других из вас накажем». Эти слова говорил Вадиа ибн Сабит из Бану Умаййа ибн Зайд из Бану Амр ибн Ауф. Тем человеком, который был прощен, согласно тому, как мне передали, был Мухашшин ибн Хумаййир аль-Ашджаи, союзник Бану Салама, который отрицал некоторые высказывания, которые услышал от них Пророк. Далее следует рассказ об их качествах до слов Всевышнего: «О Пророк! Воюй с неверными, с лицемерами, будь жесток к ним: их жилище — ад. Как томительно это пристанище! Они клянутся Аллахом, что не говорили... Они говорили слова неверия и стали неверными после принятия ими ислама (покорности). Они задумали такое, что не смогли сделать. Они мстят только за то, что Аллах и Его Посланник обогащают их от щедрот своих!» До слов: «Не будет им ни покровителя, ни защитника».

Человеком, произнесшим эти слова, был аль-Джулас ибн Су-вайд ибн Самит. О них донес Пророку человек, находящийся под его защитой (т. е. аль-Джуласа). Аль-Джулас отрицал и клялся Аллахом, что не говорил этого. Когда был ниспослан Коран о них, раскаялся, признался, и его положение улучшилось, а его раскаяние было искренним, как мне передавали. Потом Всевышний сказал: «Из них есть и такие, которые ставили условие Аллаху: «Если он даст нам что-нибудь из своих щедрот, то мы будем Давать милостыни и будем добрыми». Потом сказал: «Тем, которые порицают верующих, добровольно дающих милостыни, и находят в этом только тягость для них и над ними смеются, — над ними будет смеяться Аллах: тем будет лютая мука». Добровольно давшими милостыню были Абд ар-Рахман ибн Ауф, Асим ибн Адий, оба из Бану аль-Иджлан. Было так. Пророк призвал мусульман уплатить садака — очистительную милостыню, и тогда Абд ар-Рахман ибн Ауф пожертвовал сумму в четыре тысячи дирхамов, Асим ибн Адий пожертвовал сто мешков фиников. Их стали упрекать, говоря, что это лишь лицемерие. Посильное пожертвование внес Абу Укайль из Бану Унайф: принес одну меру (саа) фиников и высыпал их в виде пожертвований. Над ним смеялись, говоря: «Аллах богат, и ему не нужна одна мера (саа) Абу Укайла». Потом упомянул слова, сказанные ими друг другу, когда Пророк приказал начать джихад — священную войну — и выступить в поход на Табук, в связи с жарой и засухой в стране. Всевышний сказал: «Они сказали: «Не ходите в такую жару! Скажи: огонь ада еще жарче. О, если бы они понимали! Пусть немного посмеются они; но много плакать им придется» и до слов: «И умерли нечестивыми. И пусть не прельщают тебя ни их богатство, ни их дети» (9:86).

Передал мне аз-Зухри со слов Убайдуллаха ибн Абдаллаха ибн Утбы, со слов ибн Аббаса, который рассказывал: «Я слышал, как Омар ибн аль-Хаттаб говорил: «Когда умер Абдаллах ибн Убайй, позвали Пророка помолиться за него. Пророк пошел к нему, и, когда встал над ним, намереваясь совершить молитву, я встал перед ним и сказал: «О Посланник Аллаха! Неужели ты станешь молиться за врага Аллаха Абдаллаха ибн Убаййа ибн Салула, который говорил то-то в такой-то день и то-то в такой-то день?» Я перечислил высказывания ибн Убаййа в дни битв. А Посланник Аллаха только ухмылялся. Но когда я стал настаивать, он сказал: «О Омар! Отстань от меня! Мне был дан выбор, и я выбрал. Мне было сказано: «Молись о прощении им или не молись о прощении им... если помолишься о прощении им и семьдесят раз, Аллах не простит им...» Если бы я знал, что он будет прощен, когда я помолюсь более семидесяти раз, то я бы это сделал». Потом Пророк помолился над ним, участвовал в процессии похорон, стоял над его могилой до тех пор, пока не был похоронен. Я удивился своей смелости в обращении к Пророку: ведь Аллах и Его Посланник лучше знают. И, клянусь Аллахом, по этому поводу были ниспосланы следующие два аята: «Никогда не молись ни об одном из них, когда кто-либо из них умирает, и не становись над его могилой, потому что они не уверовали в Аллаха и в Его Посланника и умерли нечестивыми» (9:85). После этого Пророк до своей смерти не молился ни за одного лицемера.

Затем Всевышний сказал: «Когда была ниспослана сура: веруйте в Аллаха и воюйте вместе с Его Посланником, наиболее могущественные из них стали просить у тебя разрешения остаться». Ибн Убайй был в их числе. Об этом Аллах напоминает Пророку. Далее Всевышний говорит: «Но Посланник и верующие вместе с ним участвовали в джихаде, жертвуя и своим имуществом, и своею жизнью: этим будут все блага, они будут блаженствовать. Аллах подготовил для них сады, по которым текут реки: в них они будут вечно: это — высокое блаженство. Некоторые из арабов, извиняясь, приходили, чтобы испросить разрешения остаться, и те, которые считали лживым Аллаха и Посланника Его, остались дома» и до конца рассказа. Как мне передавали, с извинениями пришла группа людей из Бану Гифар. Потом идет рассказ о тех, кому простительно не участвовать в походе, и до слов: «И на тех, которые пришли к тебе, чтобы ты снабдил их необходимым для похода, сказал: «Я не нахожу у себя того, чем снабдить вас для него» и на тех, которые, уходя, проливали слезы из своих очей, скорбя, что не находят у себя ничего такого, чем бы они пожертвовали». Это были так называемые «плачущие» — аль-Баккаун. Далее Всевышний сказал: «Заслуживают упрека те люди, которые просят у тебя разрешения остаться, поскольку они богаты; они рады остаться с домоседками-женщинами. Аллах запечатал их сердца, а потому они не понимают». Потом говорил об их клятвенных заверениях, извинениях и сказал: «Отвернитесь от них!» и до слов Всевышнего: «Но если вы будете к ним благосклонными, то Аллах не будет благосклонным к этим нечестивым людям». Затем, упомянув арабов, тех из них, которые лицемеры, выжидали удобного случая, чтобы навредить Посланнику Аллаха и верующим, сказал: «Среди арабов есть такие, которые свои пожертвования считают требуемым с них к уплате долгом, и они выжидают изменений в делах ваших; а их дела изменятся в худшую сторону. Аллах все слышит и все знает». Затем упоминает арабов, искренних в своей вере, и говорит: «Среди арабов есть такие, которые веруют в Аллаха и в Судный день, и они считают свои пожертвования делами, приближающими их к Аллаху и заслуживающими за них молитв Посланника. А это для них действительно приближение к нему?» Затем упомянул первых мухаджиров и ансаров, их заслуги, говорил о благах, которые обещал им Аллах, о тех, кто им последовал в благотворительности, и сказал: «Аллах будет ими доволен, и они будут довольны им». Далее Всевышний сказал: «Между теми арабами, которые вокруг вас, есть лицемеры, а также есть они в числе жителей Медины: они упорны в лицемерии. Мы их накажем вдвойне. Иные сознались в своих грехах: доброе дело они мешали с другим — худым. Может быть, Аллах простит их: Аллах — прощающий и милосердный. Из их имущества возьми милостыню; ею ты оправдаешь их и очистишь их имущество» и до конца рассказа. Затем Всевышний сказал: «Для иных отсрочивается решение Аллаха: или накажет их, или простит их». Их, которые были оставлены, было трое. Пророк отсрочил решение их судьбы до тех пор, пока не придет им прощение от Аллаха. Затем Всевышний сказал: «И те, которые построили мечеть, чтобы нанести вред...» и до конца рассказа. Далее Всевышний сказал: «Аллах купил у верующих их души и имущество, обещав им за них рай» (9:86—111). Затем шел рассказ о Табуке и обо всем, что там произошло, и до конца суры.

Сура «Бараа» — «Отречение» — при жизни Пророка и после его смерти называлась «аль-Мубасара» — «Опровергающая», поскольку открывала тайные умыслы людей.

Поход на Табук был последним, в котором принял участие Пророк.

Год депутаций и ниспослание суры «аль-Фатх»

Когда Посланник Аллаха завоевал Мекку, закончился поход в Табук, племя Сакиф приняло ислам и присягнуло, к Пророку начали прибывать делегации со всех сторон Аравии.

Ибн Хишам передал: «Рассказал мне Абу Убайда, что это было в девятом году хиджры, и он назывался годом депутаций».

Ибн Исхак сказал: «Арабы выжидали, не принимали ислам, пока не выяснится дело клана курайшитов и дело Посланника Аллаха, потому что курайшиты возглавляли людей и были их ведущими, жителями Мекки и Каабы, прямыми потомками Исмаила, сына Ибрахима, вождями арабов, и они не отрицали этого. Именно курайшиты объявили войну против Пророка и стали выступать против него. После падения Мекки и принятия курайшитами ислама арабы осознали, что они не в состоянии ни воевать с Посланником Аллаха, ни враждовать с ним. И тогда они приняли религию Аллаха, как сказал Аллах, толпами приходя к нему со всех сторон. Всевышний Аллах своему пророку сказал: «Когда придет помощь Аллаха и победа, и ты увидишь, как люди толпами будут вступать в веру Аллаха, тогда вознеси хвалу Господу твоему и проси у него прощения! Он благосклонен к кающемуся» (110: 1—3).

Приезд делегации Бану Тамим и ниспослание суры «аль-Худжурат»

К Посланнику Аллаха стали прибывать делегации арабских племен. Приехал к нему Утарид ибн Хаджиб во главе знатных людей племени Бану Тамим, в том числе аль-Акраа ибн Хабис, аз-Зибрикан ибн Бадр, Амр ибн аль-Ахтам, аль-Хабхаб ибн Зайд и вместе с ними был Уайна ибн Хисн. Причем аль-Акраа ибн Хабис и Уайна ибн Хисн участвовали вместе с Посланником Аллаха в завоевании Мекки, в битвах при Хунайне и в ат-Таифе. Когда приехала делегация Бану Тамим, они оба были в ее составе. Когда делегация Бану Тамим вошла в мечеть, они крикнули Посланнику Аллаха, находившемуся во внутренних комнатах: «Выйди к нам, о Мухаммад!» Этот крик обидел Посланника Аллаха. Но он вышел к ним, и тогда они обратились к нему со словами: «О Мухаммад! Мы пришли, чтобы соперничать с тобой. Позволь высказаться нашему поэту и оратору!» Пророк ответил: «Я разрешаю вашему оратору, пусть говорит». Тогда встал Утарид ибн Хаджиб и произнес следующие слова:

«Слава Аллаху, который милостив к нам; сделал нас царями, одарил нас огромными богатствами, чтобы мы использовали их на добрые дела; сделал нас самым сильным народом Машрика [Востока], самым многочисленным и хорошо вооруженным. Кто из людей может сравниться с нами? Разве мы не являемся руководителями людей и разве мы не занимаем среди них высокое положение? Кто хочет соперничать с нами, пусть перечислит то, что перечислили мы. Если бы мы хотели, то могли бы продолжить нашу речь, но мы стесняемся говорить много о том, что он даровал нам. Мы известны всем этим. Я говорю это потому, чтобы все произнесли такую же речь, привели такой пример, который превосходит наши примеры».

Потом он сел. Тогда Посланник Аллаха обратился к Сабиту ибн Кайсу ибн аш-Шаммасу: «Встань и ответь этому человеку и его речи!» Сабит встал и произнес:

«Слава Аллаху, создателю небес и земли, который завершил в них свое дело, расширил свой трон в них, и все было создано по Его воле. Потом Он сделал нас царями, выбрал из среды лучшего созданного им народа, Посланника, самого благородного происхождения, самого правдивого в словах, самого знатного. Он ниспослал ему Свою Книгу, вверил ее созданному Им народу, выбрал его из среды людей всего мира. Потом призвал людей уверовать в него, и уверовали в Посланника Аллаха мухаджиры из его народа и его родственники — самые благородные люди, самые лицеприятные, самые верные в деле. Потом первым народом, ответившим на призыв Аллаха, после обращения Посланника Аллаха, были мы. Мы — приверженцы [ансары] Аллаха, помощники Его посланника и будем воевать с людьми, пока они не уверуют в Аллаха. А кто уверует в Аллаха и Его посланника — сохранит свое имущество и свою жизнь от нас; а кто отвергнет, то мы будем воевать с ним ради Аллаха вечно. Убийство его для нас будет легким. Я произношу эти слова и прошу прощения Аллаха себе, верующим мужчинам и женщинам! Да будет мир над вами!» Потом выступил аз-Зибрикан ибн Бадр со стихами:

«Мы самые благородные, и никто не может сравниться с нами!

Из нас — вожди и у нас храмы!

Сколько раз мы побеждали другие племена,

Брали трофеев у них столько, сколько хотели.

Даже в засушливые, голодные годы

Мы кормим других жареным мясом.

К нам идут гости со всех, со всех сторон,

А мы их кормим всех досыта.

Во всех соревнованиях поэтов и ораторов

Мы выходим победителями.

Вести о нас у всех на устах».

(Причем ибн Хишам отмечает, что большинство знатоков арабской поэзии отрицают принадлежность этих стихов аз-Зибрикану.) Против него выступил со стихами Хассан ибн Сабит, которого специально для этого вызвал Пророк.

Хассан рассказывал: «Пришел ко мне человек от Пророка, и сообщил, что Пророк просит меня сочинить ответ в стихах поэту племени Бану Тамим. Я сочинил и пришел к Пророку со следующими стихами:

«Мы защищали Посланника Аллаха, когда он остановился у нас,

Не считаясь с мнением знатных арабов.

Мы защищали его, когда он стал жить в наших домах,

Мечами нашими от всякого, кто хотел обидеть его.

Ведь слава племени — в высоком родословии и гостеприимстве!

А также в величии ее вождей и стойкости перед тяжкими испытаниями».

Когда я пришел к Посланнику Аллаха, их поэт прочитал свои стихи. Тогда я ответил ему стихами в таком же размере и в такой же рифме. Когда аз-Зибрикан прочел свои стихи, Пророк обратился к Хассану ибн Сабиту словами: «Встань, Хассан, и ответь ему!» Хассан встал и произнес следующие стихи:

«Славные племена от Фихра и от других высокородных

Установили законы для людей, которым они следуют.

Им следуют все, кто богобоязнен в душе

И старается делать добро людям.

Это люди, которые страшны для врагов,

А для своих они — полезны и добры.

Это у них заведено издавна — традиционно.

Ведь худшие нравы, если хочешь знать, это новшества.

Они всегда в соревнованиях держат первые места,

Все победители занимают места после них.

Любую ткань, разорванную их руками,

Никто не сможет соединить.

И никто не сможет разорвать ту, которую они соединили.

Они всегда в соревнованиях выходят победителями.

Когда их сравнивают по славе и гостеприимству,

Они всегда перевешивают.

Даже в Откровении отмечена их высоконравственность.

Они не жадны и не зарятся на чужое».

Ибн Хишам передает: «Некоторые знатоки поэзии из Бану Тамим мне рассказали, что аз-Зибиркан ибн Бадр, когда он пришел к Пророку в составе делегации Бану.Тамим, встал и произнес стихи:

«Мы пришли к тебе, чтобы люди все узнали о нашей славе

Во время больших собраний и сезонных праздников,

Чтобы они узнали, что мы самые благородные повсюду,

Что нет во всей земле Хиджаза более высокородных, чем сыновья Дарима.

Мы способны дать отпор любым сильным воинам, напавшим на нас.

Мы скинем голову любому богатырю.

В каждом походе наша доля — четверть всего.

Мы совершаем походы в Неджд и в земли не арабов».

Хассан ибн Сабит ему ответил:

«Мы поддерживали и дали приют Пророку Мухаммаду,

Вопреки воле высокородных арабов.

Мы поддерживали его, когда он стал жить в наших домах,

Мечами нашими от всякого, кто хотел его обидеть.

Мы готовы за него пожертвовать нашими сыновьями и дочерьми,

Добровольно отказаться от всей добычи в его пользу.

Мы сражались мечом против неверующих до тех пор,

Пока они не стали принимать его веру толпами.

По матери великий Пророк добра — наш родич;

А по отцу — он из рода Бану Хашим».

Ибн Исхак передает, что, когда Хассан ибн Сабит закончил декламировать свои стихи, аль-Акраа ибн Хабис воскликнул: «Клянусь отцом своим, этот человек победил: его оратор красноречивее нашего оратора, его поэт поэтичнее нашего поэта, их голоса звонче наших голосов».

Когда соревнование поэтов завершилось, посланцы Бану Тамим приняли ислам, а Пророк раздал им подарки — это были большие подарки.

Амр ибн аль-Ахтам был оставлен для присмотра за верблюдами делегации — он был самым младшим среди них по возрасту. Кайс ибн Асим, который ненавидел Амра ибн аль-Ахтама, сказал: «О Посланник Аллаха! С нами приехал еще один человек, который стережет наших верблюдов. Он — мальчик, молодой. Не принимай его во внимание!» Посланник Аллаха подарил ему столько же, сколько и другим членам делегации. Ибн Исхак сказал: «О них было сказано в Коране: «Которые вызывают тебя из внутренних комнат — большинство из них неразумные» (49:4).